Как мы их наказываем

0 / 5 (0 голосов)

Шлепок по попе, запрет на компьютерные игры, конфискация гейм-боя… Как вы лично наказываете своего ребенка? Исследование, проведенное социологической группой «Циркон», показало, что две трети жителей страны в той или иной степени выступают за право родителей ударить ребенка «за грубость по отношению к себе», почти 60% — «чтобы заставить себя слушаться», 42% уверены, что «неприменение физических наказаний может испортить ребенка». Мы попросили психолога прокомментировать ситуацию.

Как мы их наказываем

В рамках просветительского проекта «Дом под зонтом» Национального института защиты детства Социологическая группа «Циркон» опросила 1600 россиян, чтобы выяснить, считают ли родители допустимым физическое наказание детей.

Неожиданным оказался тот факт, что 47% респондентов указывали в качестве недопустимой формы наказания эмоциональное воздействие, а шлепок и подзатыльник 30% опрошенных считают более «безобидной» формой «приведения ребенка в чувство», чем крик, брань или другие формы эмоционального воздействия. По мнению большинства, это не рассматривается как «жестокое обращение с ребенком».

Psychologies: О чем говорят цифры подобных опросов?

Екатерина Жорняк: Они еще раз подтверждают тот факт, что социум, в котором мы живем, крайне противоречив. Поясню: в традиционном обществе (в отличие от постиндустриального, то есть современного) законы передаются из поколения в поколение, изменения происходят медленно, общественные нормы носят статус истины (не подвергаются сомнению), что сильно облегчает решение вопросов индивидуальной морали и выбора «верной» (одобряемой обществом) стратегии поведения.

В современном же мире все обстоит иначе: у нас нет однозначных истин, зато есть плюрализм мнений и многочисленные варианты того, как жить «правильно». Это касается и родительской сферы: родителям не дают однозначных инструкций, а предлагают выбрать свой путь и самостоятельно добиться конечного результата — сделать детей счастливыми. Когда этого не происходит (ребенок не превращается в абсолютно счастливое существо с единственной разрешенной эмоцией — безусловной радостью), родители чувствуют себя виноватыми. Обе идеи — «человек обязан быть счастливым» и «счастье определяется детством, зависит от родителей» — принадлежат ХХ веку.

Как справляются с этой ситуацией современные родители?

Обычно они обращаются к специалистам. Однако специалисты живут в том же социуме и потому точный ответ на вопрос, как выполнить абсолютно все требования общества (вырастить ребенка самостоятельно мыслящим и послушным; быть ему другом и воспитателем; любить безусловно, но наказывать; быть с ним эмоционально близким, но не сделать его эмоционально зависимым; помнить, что полностью за него отвечаешь, но привить ему чувство ответственности за себя), дать не могут. Зачастую они просто становятся сторонниками одной из многочисленных теорий и предлагают ее тем, с кем работают.

Впрочем, есть и другой вариант: помочь родителям взглянуть на многообразные социальные ожидания отстраненно, выбрать, каким они готовы соответствовать, а каким нет. Так же важно пересмотреть свое отношение и к чувству вины, которое, увы, неизбежно, потому что исходит из противоречивости общественных установок. Если мы не позволим ему захватить нас и лишить главного — творческого подхода к воспитанию детей, тогда нам будет гораздо проще находить конструктивные и порой совсем неожиданные решения.

Почему телесные наказания так популярны?

В нашем обществе физическая агрессия и насилие являются нормой, часто мы их даже не замечаем, воспринимаем как нечто естественное. Так, начинающие водители удивляются агрессивному поведению на дорогах, а через год сами демонстрируют точно такую же агрессию. Родители смущаются, если ребенок плачет на улице, но не стесняются публично кричать на него или шлепать. А некоторые известные люди заявляют о том, что ребенка необходимо наказывать физически для того, чтобы вырастить успешного человека.

Чем опасны физические наказания?

Они унизительны: так, пощечина воспринимается как унижение во всех мировых культурах. Кроме того, систематически получая даже «невинный» шлепок по попе, ребенок приходит к выводу, что это нормально — бить людей. Он становится агрессивным (или подавленным), а его отношения с родителями ухудшаются. Важно, чтобы взрослые объясняли ребенку, какое поведение для них неприемлемо и то, с какими последствиями он столкнется, если нарушит их запрет. Если родители спокойны, последовательны и предсказуемы, дети воспринимают наказание как неприятное, но справедливое. Их самооценка не страдает, а отношения с родителями не портятся.

Почему большинство родителей чуть ли не постоянно чувствуют себя виноватыми?

Австралийские психотерапевты Дэвид Эпстон и Майкл Уайт предлагают заполнить шуточную анкету, состоящую из парных вопросов. «Испытывали ли вы чувство вины из-за того, что слишком долго кормили ребенка грудью?», «А из-за того, что слишком рано перестали это делать?»; «Из-за того, что вышли на работу сразу после рождения детей?», «Из-за того, что слишком долго оставались дома?»; «Из-за того, что чересчур эмоционально близки с ребенком?», «Из-за того, что далеки от него?» Отвечая на эти вопросы, можно очень ясно увидеть ситуацию, в которой мы живем: предписания общества настолько противоречивы, что у родителей просто нет возможности не быть виноватыми.

Как мы их наказываем

Используемые меры наказаний 

  • Наставляли, убеждали, поучали: 53% (очень часто), 29% (иногда), 6% (никогда)
  • Ругали, громко отчитывали, стыдили, кричали: 8% (очень часто), 33% (иногда), 23% (никогда)
  • Запрещали смотреть телевизор, видео, пользоваться компьютером: 4% (очень часто), 19% (иногда), 51% (никогда)
  • Ставили в угол: 3% (очень часто), 16% (иногда), 54% (никогда)
  • Запрещали гулять: 15% (иногда), 27% (крайне редко), 56% (никогда)
  • Лишали сладкого: 6% (иногда), 14% (крайне редко), 77% (никогда)
  • Запрещали встречаться с друзьями: 10% (иногда), 27% (крайне редко), 65% (никогда)
  • Лишали карманных денег: 8% (иногда), 17% (крайне редко), 69% (никогда)
  • Давали шлепки, подзатыльники: 12% (иногда), 30% (крайне редко), 55% (никогда)
  • Наказывали ремнем: 5% (иногда), 17% (крайне редко), 76% (никогда)

Как вы объясните чувство облегчения, которое испытывают некоторые родители, наказав ребенка?

С детства каждый из нас знает: родители должны воспитывать. Наказали, накричали, прочитали нотацию? Значит, сделали нечто необходимое, осуществили родительскую функцию. Хотя, конечно, облегчение испытывают немногие из нас, большинство ощущают одновременно и чувство вины. И все по той же причине: с одной стороны, мы должны обеспечить послушание, неизбежно принуждая ребенка, а с другой — сделать это гуманистически, то есть договариваясь с ребенком и воспринимая его как личность.

Однако как практически это осуществить, непонятно. «Я не позволяю ему вести себя неправильно — поступаю как ответственный родитель и ощущаю облегчение». «Я его заставляю делать в срок и сомневаюсь, а вдруг он вырастет неинициативным, неуспешным человеком?» — появляется чувство вины.

Действительно ли после наказания ребенка женщины чаще испытывают вину, а мужчины — облегчение?

Внутрисемейные отношения в России веками регулировал страх. Он поддерживался насилием, а также идеей авторитета отца и мужа, который культивировал этот страх в женщинах и детях, ограждая их от неверных действий и прививая терпеливость и послушание. Поэтому, когда мужчина наказывал (то есть выполнял то, что должно), он испытывал облегчение. Чувство вины, которое ощущают, наказывая, большинство женщин, также связано с влиянием общественных представлений: сегодня многие полагают, что от отношений матери с ребенком во многом зависит то, каким человеком он вырастет, будет ли счастлив.

Но есть и среди родителей те, которые не испытывают ни вины, ни облегчения. Возможно, эти люди научились не реагировать автоматически на социальные ожидания и воспринимают себя компетентными родителями. До рождения детей мы живем обычной жизнью, учимся, делаем ошибки, снова учимся, что-то получается у нас хорошо, что-то плохо. Однако, когда в семье появляется ребенок, мы превращаемся (считаем, что обязаны превратиться) в идеальных людей — чуть ли не небожителей. Может быть, те родители, которые не испытывают ни вины, ни облегчения, действительно позволили себе не быть идеальными? Если в результате они почувствовали себя спокойней и счастливей, то их дети от этого только выиграли.

Установки о воспитании детей 

  • Воспитывают ребенка не слова, а поступки: 70% (полностью согласен), 25% (частично согласен), 3% (полностью не согласен)
  • Родители должны действовать в интересах ребенка, даже если эти действия вызывают его недовольство: 55% (полностью согласен), 33% (частично согласен), 8% (полностью не согласен)
  • Если дети ведут себя хорошо, родители должны их поощрять: 52% (полностью согласен), 33% (частично согласен), 12% (полностью не согласен)
  • Тот, кто бьет беззащитного ребенка, должен быть готов, что, когда он станет старым, на него тоже будут поднимать руку: 52% (полностью согласен), 25% (частично согласен), 19% (полностью не согласен)
  • Мальчишка не вырастет настоящим мужчиной, если не может постоять за себя в драке: 47% (полностью согласен), 36% (частично согласен), 14% (полностью не согласен)
  • Родители имеют право отшлепать ребенка, если он грубит им: 24% (полностью согласен), 43% (частично согласен), 29% (полностью не согласен)
  • Иногда нужно отшлепать ребенка, чтобы заставить его слушаться родителей: 20% (полностью согласен), 39% (частично согласен), 37% (полностью не согласен)
  • Пожалеешь розгу — испортишь дитя: 17% (полностью согласен), 25% (частично согласен), 49% (полностью не согласен)

«Уважайте его чувства!» 

Как мы их наказываем

Елена Вроно — детский психиатр, автор книг «Несчастливые дети — трудные родители», «Поймите своего ребенка»

«Уходи, я с тобой не разговариваю», — говорят ребенку некоторые родители, полагая, что конфликт лучше разрешить именно так, «не наказывая» его. Игнорирование детей — один из самых жестких способов воздействия на них. Немногие из нас считают словесный бойкот эмоциональным насилием. Но такое поведение родителей именно им и является. Наказание отвергнутостью по-настоящему пугает ребенка: подчеркнутый отказ во внимании он ощущает как лишение важнейшего для него — родительской любви. Не получая от мамы и папы достаточно внимания, ребенок теряет интерес к собственной жизни. Возможно, поэтому немало детей предпочтут, чтобы их «наказали ремнем» — лишь бы не игнорировали.

Эмоциональное насилие — это не только лишение внимания. Это и угрозы, и публичное высмеивание или разоблачение ребенка, если он, например, обманул, запугивание, шантаж, то есть разные виды манипулирования, к которым прибегают родители. Когда взрослые говорят ребенку, хватаясь за сердце: «Ты меня вгонишь в гроб со своей учебой!», они на самом деле эмоционально шантажируют его.

Эмоциональное насилие очень опасно. В отличие от физического оно не оставляет синяков, но наносит урон душевному здоровью ребенка, тормозит его развитие. Такое поведение взрослых всегда унижает достоинство ребенка (сколько бы ему ни было лет), подрывает его доверие к миру, снижает самооценку, рождает страх, тревогу, чувство одиночества.

Опасность еще и в том, что так незаметно формируется алгоритм семейного взаимодействия, который может передаваться из поколения в поколение. Ребенок, который страдал от эмоционального насилия в детстве, позже повторит его по отношению к собственным детям. Кроме того, эмоциональное насилие часто возвращается к источнику, как бумеранг. Так, пренебрежение, которое демонстрировал отец по отношению к своему сыну, позже может вернуться к нему от его собственного ребенка.

Об эксперте: Екатерина Жорняк — семейный психотерапевт, нарративный консультант.

* http://xn--80aaahjgkj8fgdb7f.xn--p1ai/assets/files/a4-final.pdf

Поделитесь с нами своим мнением

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

тринадцать + один =

один + 2 =

Яндекс.Метрика